Эту власть мы не избирали, она нас не представляет!
С нами 7888
  • Рига и Рижский район: 5779
  • Курземе: 452
  • Земгале: 323
  • Латгале: 572
  • Видземе: 412

Негражданам вход воспрещен!

Елена Слюсарева
Депутат Парламента непредставленных
18.09.2013

Даже на свалки теперь их не всегда пустят. Список запретов для «негров» все длиннее!

В последнее время все чаще приходится слышать, что по существу разницы в правах граждан и неграждан Латвии нет. Разве что выборы, без которых вполне можно прожить. Не надо иллюзий, господа! Различия мало того что есть, так еще и все время увеличиваются.

На недавнем съезде русских общественных организаций, прошедшем в Доме Москвы, с любопытным докладом о различии прав латвийского населения выступил правозащитник, экс–депутат сейма Владимир Бузаев. Оказалось, список медленно, но верно растет — не вширь, так вглубь!

— На протяжении последних 10 лет в списке наблюдается динамическое равновесие, — пояснил Владимир Бузаев. — То есть одни различия отменяются — прибавляются другие, новые. Сейчас их около 80, первоначально было около 140. Соответственно, 60 добавилось — 60 отменено.

Латвийский комитет по правам человека отслеживает этот список, можно сказать, «по наследству» — после того как свое существование прекратила Лига апатридов. Первая версия списка была опубликована в 1997 году в газете «СМ–Сегодня» как раз накануне 15 октября, главного «негражданского праздника».

— Вы этот список постоянно обновляете, публикуете, рассылаете по зарубежью — впечатляет ли он кого–то из официальных инстанций?

— Безусловно, впечатляет. Вместе со списком различий прав мы публикуем рекомендации международных организаций, в каждой из которых содержится требование или сократить список радикально, или отменить хотя бы одно, далеко не самое мелкое — ограничение участвовать в местных выборах. Последняя наша публикация — отчет за 2010 год.

Промежуточный мы подготовили за 2011–й, но только на французском языке — специально для франкоговорящих депутатов европарламента. Эталоном у нас пока служит отчет за 2010–й год, потому что он содержит ряд ссылок. Например, мы учитываем не только отмену каждого различия, но и указываем ее инициатора, дату происшедшего. Думаю, диск с такой информацией будет хорошим экспонатом для музея боевой славы неграждан, который намерен создать Конгресс неграждан.

— Получается, что «работа со списком» идет постоянно, но кто и как вводит дискриминационные ограничения? Почему не слышно, как это делается?

— Делается это главным образом в сейме, там принимают законы. А насколько это слышно, зависит главным образом от тех депутатов, которые в данный момент там находятся. К примеру, Янис Урбанович лично подал поправку в 2011 году против нарождающегося ограничения для неграждан обхозяйствовать свалки особо опасных отходов как лично, так и в составе членов правления акционерных обществ, которые получают на это лицензии. Но когда дело дошло до голосования, никто в защиту этого предложения не выступил. В итоге его тихо отклонили.

— А кто предлагает эти дискриминационные законопроекты?

— В девяноста процентах случаев — правительство. Свалка — одно из последних новшеств. Обновленный список различий мы планируем выпустить в конце этого года. Там же опишем, как на него реагировали за последние три года международные организации. Например, европейская комиссия против расизма и нетерпимости, которую возглавлял Нил Муйжниекс перед тем как стать еврокомиссаром, после публикации списка рекомендовала отменить запреты для неграждан служить в портовой и муниципальной полиции.

— И не отменили.

— Не отменили, но было хотя бы такое требование. Важен сам факт того, что международная специализированная организация в этом отношении Латвию не понимает и не поддерживает.

— А чем объясняется запрет для неграждан копаться на свалках? Хлебное место?

— Обычно, когда правительство вносит в сейм законопроект, оно пишет аннотацию к нему. В данном случае разъяснений никаких не было — как хотите, так и понимайте. Указано, что это разрешено только гражданам, и все.

— И что, бомж–негражданин подпадает под этот запрет? Он же лазит по свалке, значит, занимается «обхозяйствованием».

— Как трактовать закон — это уже дело муниципальной полиции. В случае чего пострадавший бомж может обжаловать ее действия в суде. Кстати, негражданам запрещено еще и служить в этой полиции, и в суде судить тоже. Да и русским гражданам там нужно сдать язык на высшую категорию С2, а это с учетом сегодняшних требований из них сможет сделать только процентов десять.

Когда Кабинет министров в сейме ввел эту норму, превысив, на мой взгляд, свои полномочия требовать у депутатов знание языка на категорию С2, я выступал с трибуны и говорил, что я тяну только на С1, поэтому не могу тут с вами работать и прошу принять против меня меры. Но тогда они их не приняли — апробировали уже на следующем созыве, на Кравцове.

Интересно, что последние ограничения для неграждан тесно связаны с общими ограничениями и для всех остальных, в том числе и для граждан правильной национальности. Последний привет — это закон о референдуме, где не было ограничений для лиц, которые хотят его инициировать. Они появились только в результате деятельности Гапоненко и Линдермана, которые, являясь негражданами, инициировали референдум в защиту русского языка.

Теперь такую кампанию могут попытаться развернуть только граждане и в количестве десяти человек. И собрать уже нужно будет не 10 тысяч, а 30 тысяч подписей. В результате нет у нас референдумов ни по поводу введения евро, ни по другим актуальным вопросам. Граждане получили то, что они заслуживают, молчаливо или открыто поддерживая этот апартеид.

— Хотя в латвийских верхах сейчас принято беспокоиться о том, что латвийское общество одно из самых разобщенных в Евросоюзе. Как прямой результат их деятельности на самом деле.

— В том числе в нашей замечательной программе интеграции на период с 2012 до 2018 года есть несколько строк про неграждан. Сказано, что они являются иммигрантами, которые имеют привилегии по отношению к остальным иммигрантам. Хотя иммигранты, которые, например, граждане ЕС, наоборот, имеют перед нашими здесь большие привилегии. Например, в праве покупки земли, в праве баллотироваться в мэры наших замечательных городов, в праве носить оружие…

— Что, негражданам запрещено иметь оружие?

— Не все, а именно то, с помощью которого можно как раз эффективно защищаться: нарезные стволы, полуавтоматическое и автоматическое. И коллекционировать заодно запрещено. Так что в музее неграждан не все можно будет поместить.

— Все–таки интересно насчет свалок…

— Речь идет о свалках особо токсичных и радиационных отходов. Гетлини под эти ограничения не подходит, там неграждане могут смело выращивать помидоры. В остальном могу только повторить, что правительство не всегда считает нужным пояснять свою мотивацию.

Справедливости ради нужно отметить, что не одно только правительство выступает инициатором дискриминационных поправок. Например, одно из самых тяжелых ограничений для неграждан, которое им стоило примерно 150 миллионов недополученных латов из–за невключения в стаж для получения пенсий лет, проработанных за пределами Латвии в других советских республиках.

Когда правительство вносило в сейм пенсионный закон, оно не мыслило ничего подобного, его положение было свободно от дискриминации. А внесла ограничение компания депутатов «ТБ»/ДННЛ. Причем в последние дни работы 5–го сейма, когда уже был избран 6–й, когда уже депутаты расслабились. И принято оно было 26 голосами при 51 минимальном количестве человек, находящихся в это время в зале. Тем не менее правительство до сих пор уверяет международные структуры, что все это было тщательно выверено с учетом бюджета, истории Латвии и т. д. То есть они заведомо врут.

— В полиции же негражданам можно было служить — только теперь гайки закрутили.

— Появился этот запрет после 2010 года. Но отдельные самоуправления, бегущие впереди паровоза, в своих положениях о муниципальной полиции и раньше включали эти ограничения по собственной инициативе, не дожидаясь закона.

— Многие считают, что разница в правах между гражданами и негражданами практически незаметна. На самом деле даже этот пример показывает, что не так уж она мала.

— Одни только муниципальные выборы чего стоят. А стаж, не засчитанный в пенсию за работу где–нибудь в районе Ашхабада…

— Засчитывается только за работу в тех государствах, с которыми у Латвии заключены двусторонние соглашения?

— Европейский суд в деле Андреевой против Латвии, который мне когда–то удалось выиграть, несмотря на все инсинуации правительства, написал, что сама европейская конвенция есть многосторонний договор, который для Латвии обязателен. У Латвии есть договоры с Эстонией, Литвой, Белоруссией, Украиной и Россией. Причем только договор с Россией защищает неграждан и от безработицы, потому что этот стаж учитывается при начислении размера пособия. К сожалению, никто кроме России не догадался сделать такую оговорку.

— Какие, на ваш взгляд, самые нелепые ограничения в правах?

— Взять хотя бы запрет на работу патентоведами. В свое время гражданин Германии Альберт Эйнштейн служил в патентном бюро в швейцарском Берне. А запрети ему это Швейцария как негражданину, кто знает, не осталась бы скрытой для нас теория вероятности? Или работа в загсе. Там негражданам разрешено работать только техническими работниками — почему? Пол мыть можно, а регистрировать браки — ни в коем случае!

— Как раз все понятно: когда количество теплых мест в государстве ограничено, надо очистить их от конкурентов.

— Тут получается, что по цепочке один запрет влечет за собой другой. Нельзя носить оружие — нельзя получить допуск к государственной тайне — нельзя служить в силовом ведомстве. Как было с полицией. В «оккупацию», когда все непрестижные работы собирали в подавляющем большинстве «оккупантов», а милиция к числу престижных занятий не относилась, соответственно в ранний период Латвийской республики в большинстве своем она состояла из русскоязычных, и неграждан там было, естественно, неимоверное количество.

Поэтому долгое время существовал переходный период, разрешающий им работать в полиции, если они устроились туда до запрета. А вот, например, у пожарных он до сих пор сохранился. Те, кто поступил туда до судьбоносных перемен, могут тушить пожары Латвии, а вот негражданин — сын негражданина вслед за папой–пожарным продолжить его дело не может.

Интересно, что когда–то еще депутаты Партии народного согласия Владлен Дозорцев и Борис Цилевич носили бумагу об этом в Госбюро по правам человека, и оно признало это ограничение не соответствующим латвийскому законодательству. Его отменили, отчитались перед Европой, а через два года восстановили с таким переходным правилом. Так и живем: шаг вперед и два назад…


Земля — бюрократам!

— Как выглядят права неграждан на латвийскую землю, могут они ею владеть?

— Могут, но с большими ограничениями. Например, длительный период негражданам нельзя было наследовать землю. И поправка скромного депутата от ЗаПЧЕЛ Андрея Толмачева привела к тому, что они теперь это делать могут. Но не могут по–прежнему покупать землю сельскохозяйственную, в дюнной зоне.

В ряде случаев они обязаны получать специальное разрешение в местном самоуправлении, которое им могут дать, а могут и не дать. Я, например, помню, как Сергей Долгополов в бытность вице–мэром Риги лично хвалился передо мною, потрясая пачкой разрешений, которые он выписал, пока Боярс ездил в командировку. Но в других самоуправлениях у неграждан шансов мало. И, как любой запрет, этот, естественно, чреват коррупцией.



Вести Сегодня

 

Комментарии видны только зарегистрированным пользователям.

Зарегистрироваться

Прежде всего

Кто мы такие