Эту власть мы не избирали, она нас не представляет!
С нами 7888
  • Рига и Рижский район: 5779
  • Курземе: 452
  • Земгале: 323
  • Латгале: 572
  • Видземе: 412
30.08.2013
Владимир Шилин
Депутат Парламента непредставленных

Зачем нужен Музей неграждан?

Часто задаваемый вопрос — зачем нужен Музей неграждан, это что — антипод Музею оккупации? Нет, это музей, дополняющий пятидесятилетний период в жизни Латвии, который практически не освещен в его экспозиции.

А ведь в то время именно нынешние неграждане были активными участниками строительства современной экономически и интеллектуально развитой Латвии, старательно забываемого, но достойного прошлого страны.


Как у Латвии украли 50 лет жизни

Ну а зачем ковыряться в истории и его освещать? Дело в том, что Музей оккупации стал — вместе со статуей Свободы — одним из основных официальных мест посещений иностранных делегаций. Вот что пишет по поводу музея Каспарс Гарда:

«Музей оккупации, основанный по инициативе зарубежных латышей во главе с профессором Висконсинского университета (США) Паулисом Лаздой, стал одним из самых посещаемых и самых спорных музеев в стране. Его посещение включено в протоколы визитов в Латвию высоких иностранных гостей. Его откровенная и нелицеприятная экспозиция не оставляет равнодушным никого.

Музей по-человечески растрогал королеву Англии, японский император Акихито посвятил ему поэму (правда, перевода поэмы с японского я в экспозиции не увидел, возможно, был невнимателен), а президент Исландии Олаф Рагнар Гримссон заявил, что красть у людей воспоминания — это преступление, равноценное лишению человечности».


Таким же образом обрабатываются необогащенные знаниями исторических аналогов и все остальные официальные делегации. Мрачноватый фон экспозиции с затемненными залами, прямо скажем, действует на неподготовленного современного человека подавляюще.

В результате формируется скособоченный международный взгляд на «русских варваров», которые заполонили Латвию, да и еще добиваются ее гражданства. Мало того, что им разрешили платить налоги, объясняют их детям, какие плохие были их дедушки и бабушки, обижавшие латышей, они еще требуют права голоса. Так вот, Музей оккупации и показывает международному сообществу, почему русские не дотягивают, по мнению правительства Латвии, даже до уровня людей какой-либо юридической категории, из-за чего пришлось придумывать новую ипостась — «негражданин» (“alien”).

Поэтому, чтобы не было совершено преступление (в интерпретации президента Исландии) путем кражи у истории страны пятидесяти лет достойной жизни, хотелось бы, чтобы при выходе из Музея оккупации официальные делегации могли посетить дополняющий экспозицию Музей неграждан.


Синдром ложной памяти

Если бы все эти фантазии о Музее неграждан не касались детей и внуков, то решение было бы однозначное, но ваших детей и внуков из-за клейма неполноценных мало помалу переводят на обучение на латышском языке, что в ближайшее время приведет к их полной ассимиляции. Выставки Музея оккупации демонстрируются в школах. А сколь эффективна мифологическая пропаганда, великолепно описано В. Пановой. Не поленитесь, прочтите.

«Синдром ложной памяти чаще всего возникает в результате неправильного психотерапевтического лечения или злонамеренного внушения, в том числе и гипнотического. «На недавней конференции по синдрому ложной памяти Элизабет Лофтус, профессор психологии Вашингтонского университета в Сиэтле, рассказывала, как легко внушить человеку то, чего на самом деле не было. Серия наводящих вопросов, умело сформулированные предложения — и готово. В одном эксперименте психологи без труда убедили взрослых его участников, что в детстве их госпитализировали с острой болью, и что когда им было пять лет, они однажды потерялись в торговом центре. Некоторые участники эксперимента дополняли это «воскрешенное» якобы воспоминание множеством подробностей. То же самое произошло и с дошкольниками, которых психолог из Корнельского университета Стефен Сеси еженедельно расспрашивал о воображаемом событии. На десятой неделе они сами рассказали ему об этом событии, приукрасив его новыми деталями. Событие было простое: ребенку внушалось, что он сунул руку в мышеловку, она захлопнулась, и его пришлось отвезти в больницу, где знают, что делать в таких случаях. Ни родителям, ни экспериментаторам не удалось разубедить половину детей и внушить им, что никакой мышеловки не было». (Валентина Панова, «Синдром ложной памяти», «НЛО», №34, 2000 г.)

Но это эксперименты, а в Латвии уже 25 лет в сознание тех самых детишек уже индустриально, на широкую ногу внедряют историю про оккупацию, ужасы пятидесятилетнего насилия русских над латышами. И вот дети выросли. Чем вы теперь убедите, что это было не так?

Посмотрите материал на портале КН за 21.08.13. Эдгар Грант в своей статье «Почему русскоязычные соглашаются с этнократией» пишет:

«…А особенность эта заключалась в том, что система (имеется в виду советская) подразумевала возможность объявить любого виновным в чем угодно — без разницы, в чем. Любого могли уличить в неблагонадежности на том основании, что у него, например, есть родственники за границей или интеллигенты в роду. Или за неосторожное слово. Или за неправильно пришитую пуговицу с перевернутым гербом на военной гимнастерке. И обвиняемый ничего не мог поделать. Более того, он понимал, что не в нем дело, а просто кто-то должен выполнить план по разоблачениям или арестам.

За много лет существования СССР, в том числе в Латвии, все привыкли к тому, что система сама создает такие условия, которые выполнить в принципе невозможно. Система делала людей бесправными, ограничивала их экономические, религиозные, моральные, интеллектуальные, какие угодно свободы — и в то же время требовала огромной любви к себе и испытывания постоянного счастья от самого факта ее существования».


Читаешь и не понимаешь, откуда вся эта несусветица. Неужели именно «интеллектуальная и моральная несвобода» позволяла осваивать космос, Арктику, опережающими темпами создавать в Латвии современнейшую индустрию с комплексом учебных и научно-исследовательских учреждений, обеспечив при этом к 1990 году такой ВВП, который затем удалось повторить только в 2003 году. А в 2012-м превзошли его лишь на 5%. А представьте, если бы успели завершить строительство завода роботов, основы всей современной перерабатывающей промышленности, а еще построили бы метро, какая бы была несвобода у Латвии теперь!

Такая ущербность в знании истории — это всего лишь «синдром ложной памяти», удачно внедренный в сознание молодого поколения латышской эмиграцией. Для того чтобы показать, как все было на самом деле, и должен возникнуть Музей неграждан, основанный на историях еще пока живущих людей, созидателей той самой Латвии.


Степень русского «террора» в цифрах

Почему-то нигде в Музее оккупации я не нашел стенда с такими цифрами:

На 1 января 1987 года в Латвии было:

Смешанных драматических коллективов — 19; русских — 27; латышских — 362. Народных хоров: латышских — 65 (в них — 127 штатных работников); русских народных хоров — нет. Народных танцевальных ансамблей: латышских — 58 (в них — 104 штатных работника), русских ансамблей — 1 (1 штатный работник).

Выпуск книг и брошюр: всего 220,5 млн. печ. листов. На латышском языке — 178,1 млн.печ.лист. Разовый тираж газет: всего — 1895 млн.экз.. Из них на латышском языке — 1406 млн.экз. Выпуск журналов и др. периодики: всего — 191,9 млн.печ.листов. На латышском языке — 171,6 млн.печ.листов.

Среди министров и председателей госкомитетов 83% — латыши.
Среди судей и народных заседателей 80% — латыши.
Среди работников культуры и искусства 74% — латыши, еще больше латышей было в творческих союзах художников, писателей, архитекторов и т.д.
Директора средних специальных заведений: 72% — латыши.
Среди награжденных званием Героем соцтруда в период с 1946 по 1986 год 72% — латыши.

И эти цифры характеризовали степень русского «террора» и «насилия над латышами» в условиях, когда половина населения Латвии была русскоязычная.

Нет стенда, который бы показывал, откуда и для чего были направлены в Латвию специалисты из других регионов страны. Не приведены данные количества угнанных во время войны со своих мест и направленных на территорию Латвии в качестве рабочей силы людей, включая и малолетних детей. Не отражено и количество лишившихся своего жилья людей, которые в результате операции «Зимнее волшебство» и карательных операций легиона СС на Псковщине и Белорусии вынуждены были направиться на территорию, относительно не пострадавшую от бомбежек — Латвию.

Убыль населения за время войны составила около 500-600 тыс. человек (из которых 110-125 тыс. эмигрировали на Запад). Поэтому компенсировать огромные потери в трудовых ресурсах пришлось за счет приезжих для поддержания хозяйственной деятельности в республике. Но это не нашло отражения на стендах Музея оккупации.

Нет ни одного стенда, отражающего создание в Латвии многотысячных современных предприятий типа ВЭФа, Рижского электромеханического завода, модернизированного Вагоностроительного завода, новейшего технологического десятитысячного предприятия «Альфа», Ливанского стекольного завода, предприятий микробиологической промышленности, повсеместного развития промышленности железобетонных изделий, санаторно-курортного комплекса и многого другого. Просмотрев всю экспозицию, понимаешь, что твоя жизнь просто вычеркнута из жизни страны.

Попробуйте рассказать все это молодежи. Не имея достоверных сведений о прошлом своей страны, они вам просто не поверят. И только наглядная экспозиция, раскрывающая правдивую историю страны за пятьдесят лет, предшествующих 1990-м годам, позволит молодежи по-другому оценить жизнь своих родителей и прародителей.


В заключение кратко отвечу на вопрос заголовка — зачем нужен Музей неграждан.

1. Чтобы, восполнив пробел в экспозиции Музея оккупации за период с 1940 по1991 год, показать, что за эти пятьдесят лет благодаря упорному совместному труду латышей и русских была создана страна с современной промышленностью и сильным сельским хозяйством.

2. Показать молодому поколению латышей и русских, что тяжелые моменты в послевоенной истории страны не стали превалировать в жизни народа и позволили совместно решить тяжелейшие задачи, стоявшие перед республикой в условиях огромной потери населения за время военных действий.

3. По возможности донести до сведения официальных делегаций других стран, что помимо мрачных периодов в жизни Латвии были и светлые периоды и успехи в ее развитии, которые никак нельзя назвать оккупацией.

4. Чтобы экспозиция музея помогла старшему поколению вызвать заслуженное уважение своих детей и внуков путем показа на стендах экспозиции тех предприятий, где они работали, и той продукции, которую они выпускали

5. Светлые помещения Музея живой памяти должны снизить уровень непрощаемой боли и национальной ненависти, которая возникает после просмотра мрачных залов музея оккупации.

6. Чтобы совместные воспоминания латышей и русских в залах экспозиции заставили вспомнить, что именно за счет взаимной сплоченности достигались в прошлом успехи их общей страны. Возможно, это позволит «выйти из тени» тем 30-40% латышей, которые сейчас, побаиваясь осуждения соседей, ориентирующихся на поощряемый правительством национализм, не принимают участия в голосованиях.



Первая часть публикации: Музей живой памяти. Предложения к обсуждению идеи
 

Комментарии видны только зарегистрированным пользователям.

Зарегистрироваться

Прежде всего

Кто мы такие